frankott

Участники
  • Content Count

    339
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    3

frankott last won the day on June 8 2019

frankott had the most liked content!

Community Reputation

38 Хороший

About frankott

  • Rank
    Активный участник
  • Birthday 12/09/1955

Контакты

  • AIM
    rzaurex@mail.ru
  • Сайт
    zaynetdinov.com

Дополнительная информация

  • Имя
    Ринат
  • Стаж охоты с
    2002
  • ООиР
    мооир
  • Оружие
    бенелли, беретта, CZ550, ARGO ALFA HANTER
  • Собака
    легаш
  • Транспорт
    navara

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Moscow
  • Интересы
    много

Recent Profile Visitors

6,128 profile views
  1. Спасибо. Лично от меня.
  2. Патроны S&B интересуют. Можно уточнить- какие?
  3. Если ещё не поздно, то прошу записать.
  4. Если с собакой, то на заросших ручьях. В сумерках возвращаются с жировок. Чеховский р-н не маленький. Утка есть везде, где есть вода и нет людей.
  5. Вчера вернулся с охотничьего фестиваля птичников из Франции... У них подсадные утки продаются с родословными, как у нас собаки... Немного разберусь и постараюсь выложить фотографии. Не знаю, как видео выложить. Может, кто подскажет? Утки крякают в микрофон, как.... Назвал бы "ГОЛОС" утки...
  6. Метод приготовления кулинаром Дормидонтом простой и результат всегда отличный. Но, можно и потомить в тёмном пиве, или красном вине... Будет вкусно и ароматно... Всё, давно есть в интернете...
  7. Решив продолжить наши поездки на европейские выставки, посвященные охоте, мы столкнулись с ситуацией, когда надо выбирать. Англия или Швеция. Всё же Англия была заманчива во всех отношениях, но оформление визы и «Скрипали» повлияли на решение. Наличие «шенгена» перевесило стрелку весов и мы, оплатив билет до Стокгольма, занялись обсуждением маршрутных точек по пути на очередной Game Fire, который проходил в г. Йочёпинг. Когда самолёт, сделав круг над пышными и плотными, как взбитая перина, облаками, от которых веяло северным холодком, и пробился к земле, в иллюминаторе открылась картина озёрной страны с лесами и озерами до горизонта. На пограничном контроле офицер строго и придирчиво осмотрел документы. Попросил предъявить обратный билет. Так и не удалось нам объяснить, что целью нашего визита является охотничья выставка. В итоге, при наличии биометрического паспорта, зачем-то снял отпечаток большого пальца и недовольно распахнул стеклянную дверь в страну. Прилетев на два дня раньше, мы хотели немного познакомиться со страной, в которой никогда не были. Наше познавательное путешествие началось со Стокгольма. Верно говорят, что что столичные города редко отражают страны, как, по сути, так и по содержанию. А, Стокгольм, и подавно, оказался, чем-то оторванным, как по архитектуре, так и по стилю жизни от других городов и небольших селений. Он, как заевшийся вельможа, и знать не хотел, о том, как живут его подданные. Строил свои дворцы, приглашая со всей Европы архитектурных гениев в то время, как те, на чьи деньги это строилось, не сдвинулись в своих фантазиях дальше домиков, похожих на наши дачные, до перестроечные. Которые строились давно и повсеместно из чего попало. Однако шведские ценой в разы, перескочившие за здравый смысл. Думаю, что современная архитектура загородного строительства в наших посёлках и деревнях, стала бы для шведов неприятным открытием. Из-за очень высоких цен на не очень комфортабельное с виду жильё, мы выбрали, на первый взгляд, очень странное место, но интересное. Самым комфортным и доступным по бюджету местом оказалась старая городская тюрьма. И не то, чтобы не было денег, а просто, то, что предлагалось в конвертированный к рублю кронах с трудом соотносилось с нашими представлениями, как и на что стоит тратить деньги. Тем более, что в «тюрьме» постельное бельё и полотенца входили в стоимость. А этим могла похвалиться не каждая шведская гостиница. К тому же, она находилась на острове не далеко от центра города. Большим плюсом было то, что в отличии от других мест, порой даже сильно теряющих очки в предлагаемом комфорте, - с бесплатной автомобильной парковкой. Дождавшись открытия «тюремного» ресторана, мы неплохо пообедали жаренной сельдью и попробовав местного пива, мы отправились в центр города, чтобы ознакомиться с достопримечательностями Стокгольма. Чем дальше шагали по городской брусчатке в сторону центра, тем внимательнее приходилось быть. Из узких переулков выскакивали бегуны. Возраст был разный. Как говорится, - от мала, до велика. Поражала целеустремлённость участников. Они шлёпали по брусчатке кроссовками, не обращая внимания не простых пешеходов. В руках у участников неизвестного нам состязания была скомканная карта. Глаза боящиеся потерять маршрут и дыхание скаковой лошади на последнем кругу забега. Наверное, что-то отдалённо напоминающее нашу «зарницу» былых времён. Или тренировки по ориентированию на местности. У Королевского дворца заседала комиссия, которая вела свой громкий репортаж. И это был вторник. Вот так бодро и целеустремлённо они начали свою трудовую неделю. Страна с плотностью населения 22,4 шведа на 1 квадратный километр казалась почти безлюдной. Выехав на скоростную трассу, и, сказав Стокгольму прощай мы продолжили наше путешествие, стараясь, настроить себя позитивно. Выданный нам, арендный Фольксваген «Гольф» был почти новый и вполне комфортный. Несмотря на северную географию, земли были обработаны и вполне плодородны. Поля сменялись хвойными лесами, немного разбавленными берёзой и осиной. Катя радовалась каждому оленю или косуле, опасливо пасущимся подальше от дороги. Я показывал ей сбитых кабанов вдоль дороги. Их никто не убирал, и они валялись на обочинах, раздутые, с торчащими ногами в разные стороны. Похожие на надувные мягкие игрушки. В основном это были не крупные звери, попавшие под колеса на переходах. Только не на пешеходных, а своих. Не останавливала их ни стальная сетка вдоль трассы, ни стальной отбойник. Кому-то не везло окончательно и бесповоротно. Если бы не непонятные надписи на дорожных щитах, - всё напоминало, что-то между Селигером и Карелией. Несмотря на то, что шведы в своём большинстве, хорошо владеют английским, нигде в стране я не видел указателей на этом языке. Видимо, как в радарах, так и в туристических изысках здесь не нуждаются. Впервые, в стране, куда мы прилетели, было сильно холоднее, чем в Подмосковье. Если, столичные синоптики обещали откровенную жару по Москве и области, то здесь моросил дождь и от холодного, порывистого ветра спасал лишь тёплый салон автомобиля. Мы знали, что будет не жарко, потому не поленились положить в чемодан шерстяные свитера и осенние куртки. Перед заездом на выставку мы остановились в очень красивом месте на берегу озера Веттерн. До Йочёпинга оставалось 120 километров. Собственно этот город находился на другом берегу этого озера, разлившего свои воды на многие сотни километров. Дом, в котором нас поселили, стоял над обрывом с прекрасным видом на бескрайние воды, окаймлённые крутыми скалистыми берегами. Старинная мебель, хорошо сохранённая, воссоздавала уют давно минувших дней. «ИКЕЯ» здесь и не пахло. Царил аромат старины: запах старого дерева, обработанного ещё масляными лаками и морилками. Тяжёлые, дубовые стулья с вырезанными в спинках перевёрнутыми замочными скважинами, добродушно предлагали посидеть и отдохнуть, любуясь как, за окном сереет уходящий день. Как сильные волны, разбуженный ураганными порывами разбиваются о гранитные глыбы, силясь разбить в гремучую гальку и промыть себе дорогу в неизведанность. Но прилететь в такую даль, чтобы поддаться тёплому комфорту дома было бы неправильно. С наступлением темноты, стихия смягчила свои порывы. То дождь, с порывами холодного ветра, то небольшие просветы в сером небе. Несмотря на то, что в доме было очень уютно и всё располагало к ленивому отдыху, мы отправились на прогулку и не пожалели. Встретили парочку пугливых, но очень любопытных оленей, которые иногда показывались на опушке леса, и, немного покрасовавшись растворялись в малахитовой чаще. Дорога уходила всё дальше, и мы не ленились. Послышался знакомый «цвырк» и над нами протянул вальдшнеп. Спустя несколько минут следующий, и, ещё один. Из-за сырой погоды и порывов ветра они летели низко и внятно для охотника. Но в Европе весенние охоты закрыты. Это правило не нарушается. Вообще, с удивлением для себя, мы заметили отсутствие радаров на дорогах любых рангов. Потом нам объяснили, что в них нет никакой необходимости, потому, как шведы правил не нарушают. Дисциплина на дорогах была наглядным примером того, как граждане относятся ко всем установленным правилам. Рулить было легко и комфортно. Дороги проложенные по природному, гранитному фундаменту, были идеально ровные и без сюрпризов. К скучной церемонии открытия мы не торопились. Она всегда протокольная и редко бывает оригинальной. Огибая озеро, всякий раз отмечали для себя, - как повезло с местом, где довелось переночевать. Таких в округе больше не встречалось. Въехав в Йочёпинг, быстро нашли выставочный комплекс. Оставив машину на гостиничной парковке, которая находилась за оградой комплекса, мы, достав свои камеры, быстрым шагом отправились к цели. Я уже слышал ружейную стрельбу и радовался, что выставка не павильонная. Меньше всего хотелось толкаться в закрытом здании, ловя потоки и направления слоняющихся в состоянии ленивого интереса. По сути, - что нового может найти для себя охотник в таком посещении. Разве, что встретиться со знакомыми или прикупить чего на копеечной распродаже. Вот если устроители позаботились и решили развлечь гостей по-настоящему, - тогда другое дело. Нам запомнился Game Fire во Франции. Во-первых, он проходил на территории королевских угодий. Во-вторых- на фоне одного из красивейших замков не только Франции, но и Европы - Шамбор. И в-третьих, вся выставка от начала до конца полнилась сюрпризами. Здесь отплясывали и устраивали воинственные спектакли африканские зазывалы на экзотические охоты. На большом поле, съехавшиеся со всех концов Франции, всадники удивляли своим мастерством управлять лошадьми и натаской гончих собак, которые послушно бежали, почти путаясь в конских ногах, но никогда не попадали под копыта. И, конечно же финал… Невероятной красоты фейерверк, озвученный музыкой, подобранной до последней нотки. До каждого удара барабана, звучащего так, словно ты слушаешь его через хорошие наушники, предоставленные самому себе. Но мы приехали в эту страну и на эту выставку не за плохими впечатлениями. Нам хотелось хороших. В главном павильоне не малое место заняли мастера по татуировке. На первый взгляд я был удивлён такому присутствию, но, когда присмотрелся, что накалывают на мужских плечах, пришёл в восторг. Такого ещё не видел нигде. Утонув в кожаном кресле, парень внимательно следил в телефонном зеркале, как на его плече воссоздаётся портрет легавой собаки. Мастер ваял его с картинки, предоставленной заказчиком. На соседнем диване лежала девушка. На накачанной икре развёртывался охотничий сюжет, так же с собакой. Были там суки или кобели, - не знаю, но, с одной стороны, - оригинально. С другой, - они рехнулись? Блуждая по рядам, попав в общий поток, я не сопротивлялся. Посетителей было много. Толкотня и незнакомая речь, вполне приятная на слух. Так эта река вынесла нас на берег длиною метров в двадцать. Не понимая, что написано на сугубо охотничьих костюмах на все сезоны и погоды. Мы подумали, что здесь сэкономили на тканях и местах. Однако ошиблись. За высокими столами суетились детишки в возрасте, когда, только уверенно и не спотыкаясь ходят по земле, до семилеток. Они, так же серьёзно и придирчиво выбирали себе тёплую экипировку для осенней охоты. Для них отшивались те же модели, что и для взрослых. Было видно, как малыши гордились тем, что их привели на этот праздник и позволили самостоятельно выбрать одежду по вкусу, чтобы, по-взрослому уйти домой с не детской покупкой. Надо отметить, что в осенней охоте на лося в этой стране принимает участие почти 250 тысяч охотников. Если учесть, в стране проживает около 9-ти миллионов, то можно уверенно сказать — это страна охотников. Ещё интересная деталь, - шведы платят налог на оружие. Небольшой. Примерно десять долларов год. Но платёж осуществляется на десять лет. Всё равно не много. Несмотря на то, что в этой высокотехнологичной стране хорошо развито машиностроение, собственного охотничьего оружия она не производит. Неожиданно наше внимание привлек деловито прогуливающийся спаниель. Когда же рядом появилась хозяйка, мы вспомнили место нашей первой встречи. Это было в 12-м году во Франции. На нашей первой охотничьей выставке. Не удержались и подошли. Женщина тоже обрадовалась встрече и достав из ледяной ванны бутылку шампанского предложила отметить такую неожиданность. Выпили по бокальчику. Поведали ей, что она уже попадала на страницы журнала «Сафари» и снова мы предложим редакции разместить эту красивую пару. Посетовали на то, как скучновато здесь. Мы оставили старых и очень милых знакомых, чтобы не мешать работать. Моё внимание привлекла одна пластмассовая безделица, которая часто встречалась на различных стендах. На одном из них решил закончить гадания и спросить о назначении популярной вещицы. Назначение её оказалось неожиданно простым. Это была двойная рогатка. Нижняя с кольцами пристёгивалась к ремню, а верхняя служила хорошим упором под локоть при вскинутом ружье. Легко, просто и дёшево. Узнав, что мы приехали из России, он, не задумываясь подарил нам такую невидаль. И как я не пытался заплатить за неё, парень наотрез денег не взял. Неожиданная щедрость. Чтобы не остаться в долгу, я, всё же пообещал ему написать про новшество в будущей статье, которая, надеюсь, появится на страницах журнала. Живущие давно в деревне мы отвыкли от людской тесноты, даже, когда она интересная. Захотелось на воздух. Ближе к грохоту стрельбы и аромату пороховых газов. Время шло к обеду, и охотники потянулись к киоскам с едой. И здесь ничего хорошего. Походив и поглазев, чем кормят гостей выставки мы не нашли ничего съедобного. Нет. Длинные очереди за гамбургерами и сосисками мы решили обойти. Я вспомнил Ганновер…Сытный и пивной с крутящимися на вертелах оленьими и кабаньими тушами. Они золотились от углей и шипели, обливаясь жирным потом. А повара с неизменно довольной улыбкой отсекали острыми, как бритвы ножами сочные куски ароматного мяса. Тарелки с мясом наполнялись без всякой экономии тушёной капустой и всякой зеленью. Этот аромат наполнял воздух охотничьего собрания. И, конечно же, пиво. Хорошее немецкое пиво. Шумные и радушные немцы, устраивались за длинными деревянными столами, сколоченными по случаю, и неспешно топили свои усы в пивной пене. Попробовав шведского, я не совсем понял, что пью. Как будто вода, в которой мыли пивные кружки. Ни вкуса, ни цвета, ни запаха. Оказалось, что оно является чем-то средним между нормальным и безалкогольным. 2,5 процента. Так шведы борются со своим алкоголизмом. Мы по незнанию мечтали попробовать шведской водки «Чёрная смерть» закусив её знаменитой тухлой селёдкой, банки которой открывают под водой, чтобы не забрызгаться несмываемым ароматом. Но это бывает в местах, не обозначенных в туристических маршрутах. Туристам же доступна экскурсия по крышам Стокгольма, где бывал знаменитый Карлсон. На такую прогулку не хотелось. Наверное, годы не те. Чтобы уцепиться, хоть за какую-то соломинку, отправились на стрелковые стенды. В очередной раз, будучи далёким от знатока лингвистики, обратил внимание на то, сколькими словами обогатила себя русская речь, взявшая без всяких обид новые слова из языка неудачливых завоевателей. Таблички с предостерегающими надписями «RISK» опоясывали зону россыпи дроби вокруг стрелковых стендов. Разнообразия большого не было. Браунинг и Берета Блейзер. Я случайно остановился у стенда, на котором стрелок крошил в дым тарелки. Подошёл познакомиться и не зря. У стрелка было единственное произведённое в Швеции ружьё. Спортивное. Без прикрас. Он с большой гордостью принялся мне рассказывать, насколько оно хорошо. Когда же сказал, сколько оно стоит, то я переспросил три раза для уверенности, что не ослышался. 22-23 тысячи евро. Оказалось, что я познакомился со шведским чемпионом по стендовой стрельбе. Может хорошие спортивные ружья у остальных чемпионов стоят не меньше, но цена мне показалась неподъёмной. На стендах было то же стремление научить подростков обращению с оружием. Даже, когда паренёк, стреляющий из ружья по тарелкам, принимал стойку перед каждым выстрелом, словно готовится получить удар по корпусу, стоявший рядом инструктор не спешил с замечаниями. Первое попадание в цель было победой над страхом тяжёлого удара в юное плечо и стыдом промахнуться у всех на виду. Попадание оказалось важнее. Завершая наше гулянье, мы дошли до небольшого прудика, вокруг которого собрались собачники. Здесь проходили состязания маленького масштаба. С выстрелом из стартового пистолета в воду бросали муляж птицы и под общие переживания зрителей спускалась собака. Зачем-то в соревновании учувствовала норная собачонка на коротеньких лапках - такса. Проплыв половину пути, быстро выдохлась и, не слушая, общие вздохи болельщиков вернулась ни с чем. На берегу стоял невозмутимых хозяин с рюкзаком за спиной в котором сидел ещё один болельщик в возрасте до года, но, уже будущий охотник. Последнее, что нам понравилось и запомнилось. Сделав несколько прощальных фотографий, мы поплелись на выход. На этом и закончилась познавательная поездка на шведскую выставку Game Fire. Не очень развлекательная, но познавательная. Дальше ждала скучная ночь в отеле рядом с аэропортом. Это была последняя…
  8. Где ещё так порыбачишь? Вот только лететь далеко...
  9. Я привожу официальные данные. Они есть в интернете. Конечно, для страны в 10 млн. чел, включая стариков и детей, такая статистика может показаться странной. Но... За, что купил, за то продал...
  10. Слетал на шведскую выставку "Game Fire". Самая скучная из всех. Статья будет в "Сафари". Пили обезжиренное пиво и ели жаренную селёдку по цене сёмги. Жили скромно, но с бельём. Хотя зверя много. В стране ок. 10 млн. чел 250 тыс охотников. Ежегодно выдаётся лицензия на отстрел 100 тыс лосей. Про кабанов и оленей не говорю... Соберусь мыслями и подберу самые интересные фотографии на неделе.
  11. Сколько себя помню, но такой весны не было, ни разу. Хотя для человека занятого чем-то отвлечённым и независимым от природных настроений, возможно, такие неопределённости в погоде, как снег всю первую декаду апреля или не стихающий ветер, несколько дней подряд, могут пройти и незамеченными. А внезапная белизна на только вчера зелёных газонах, вызвать восторг и давно забытые детские чувства. В худшем случае вернуть из гардероба преждевременно убранные зимние вещи. Только есть категория людей, которые с тоской смотрят в окно и боятся пропустить в «новостях» прогноз погоды на ближайшие дни. Им хочется ясной и солнечной, и именно на ближайшие…а потом, хоть потоп. И их можно понять потому, что весенняя охота открывается, не пойми, кем и не пойми по какому принципу и всего на десять дней. Охотник, который проживает эти дни в ожидании открытия, нервничает. Казалось, что ситуация была безнадёжная, но в последние дни, вдруг погода прояснилась, а к полудню и вовсе разгулялась. Да так, что небо с редкими белыми облаками, лениво плывущими по ярко-синему небу и ласкающий тёплый ветерок, вернули всё на свои места. Собираться долго не пришлось, и дорога побежала туда, куда надо. Бескрайние поля под Веневом засеянные озимыми, и прошлогодняя кукуруза, излюбленные места кормёжки для пролётного гуся. Сюда же съезжаются в большом количестве «гусятники» и просто, случайные люди, в непонятной уверенности, на случайную удачу. Но с гусём, как известно, «случайность» случается редко и, если вы к ней не готовы, то она превратится в неожиданность. Утром стало понятно, что хорошей погоды ждали не только люди, но и вся перелётная птица. Мы, с наслаждением, наблюдали за длинными косяками, тянущимися высоко над землёй. Они оглашали своё появление радостными криками. Голоса громкие, словно пропущенные через иерихонские трубы, летели с высоты облаков, наполняя воздух полей радостью возвращения тепла и близкого лета. Окопавшись в мелких скрадках, и укрывшись маскировочным хламом, мы время от времени трубили в манки, зазывая гусей в компанию к нашим профилям. Но где-то на краю поля, засела подгулявшая компания. Толи они плохо мерили метры, разделявшие их и летящих птиц, толи просто не терпелось пострелять, но стаи готовые пойти на посадку, разворачивались и, тяжело размахивая крыльями, улетали ко всем чертям подальше. Нам оставалось лишь сидеть и громко материться в их адрес. Только, сотни метров, разделявшие нас, глушили всё наше негодование. Оставалось лишь ждать, когда они отстреляют все патроны или, ещё вероятнее, пойдут гулять дальше. Как известно, никакие организации занятые спасением животных и птиц, не спасли от гибели столько, сколько это сделала обычная водка. К сожалению, члены этих организаций предпочитают об этом не говорить, а я уверен, что водка на охоте, спасла больше животных, чем весь Гринпис вместе взятый. Каждая стая, появляясь с восторженными криками на горизонте, не долетая и на сотню метров от стрелков, разворачивалась и уходила. Мы со злобой и раздражением, вылезли из укрытий, сильно удивив компанию своим присутствием, поплелись в свой лагерь, разбитый в березовой лесополосе. Ни одна охота по птице не делает её такой безуспешной при плохом соседстве, как гусиная. В лагере вместо шурпы из гусятины, пришлось довольствоваться тушёнкой и колбасой. Окоченевшие от сидения на поле, мы с наслаждением открыли бутылку «Столичной» и в два захода осушили сосуд. Тяга пошла на спад и соседи наши вскоре угомонились. Пообедав без аппетита, разошлись по машинам, что бы отдохнуть до вечера. Забравшись в спальник, я быстро заснул. Когда очнулся, ребята уже сидели у костра и что-то готовили. Только мы собрались выходить на поле, как на краю поля началась стрельба. Раздосадованный Лёня Гусев прислонил ружьё к берёзе и сел в своё походное кресло, закутавшись в плед. В нашей компании он был самым азартным охотником. Из всех охот любимой и самой яркой, всегда была охота на гуся. Мы часто подшучивали над ним, ссылаясь на предпочтения и сходство в фамилии. И егеря, выписывая путёвки, как сговорившись, повторяли: «О! Гусев Леонид Фёдорович на гуся приехал поохотиться!» - Как хотите, а я не пойду. Охоты сегодня не будет. Её вообще не будет, пока эти орлы не угомоняться или мы место не поменяем. Тимур бросил в огонь охапку хвороста и мы, сев ближе к огню, пили чай с домашним печеньем, закусывали «Столичной» и очень ароматной «любительской» колбасой, выложенной на неровно нарезанных кусках чёрного хлеба. Весенний день пошёл на убыль. Остывшее солнце, коснулось верхушек деревьев на другом крае поля. Сырая прохлада заставила утеплиться. Мы сидели у нашего костерка и в тоске слушали не утихающую канонаду, как вдруг Лёнька выпорхнул из пледа схватил стоявшее у дерево ружьё и встал, приготовившись стрелять. Не тратя время на расспросы, мы быстро схватили ружья и стали жадно ловить звуки. Вдоль посадок шла стая. Мы не могли разглядеть гусей, но их настойчивые крики явно приближались, и вот, когда можно было даже расслышать шум крыльев, надвигающийся шумной волной, почти одновременно, начали стрелять. Стреляли, почти наугад, в летящие силуэты на фоне тёмного неба. Несколько выстрелов оказались удачными. Собрав трофеи, мы, в приподнятом настроении, разложили сбитую птицу ближе к огню, что бы лучше разглядеть добычу. Стемнело по-весеннему быстро. Подбросив веток в огонь, Тимур загремел кружками. – Ну…С Полем, ребята. Это уже что-то… В разговоре он часто обходился вполне понятными обрывками фраз и длинных речей не любил. Выпили с настроением. Прожевав хрустящий огурец, Гусев посмотрел в сторону поля и добавил: «Кажется мне, что один подранок в поле спланировал. Завтра надо будет поискать». Посидев ещё немного, разошлись по машинам. Спать не хотелось. Влажная апрельская ночь выдалась холодной, не спасали ни одежда, ни тёплые одеяла. Когда, в предрассветных потёмках потянулся к костру, что бы выпить чая, Лёня уже разводил костёр. Было так же промозгло, как и вечером, а после сна в тёплых спальниках, эта разница температур была ощутима. Каждый старался устроиться ближе к разгорающемуся огню, терпя волны, едкого дыма. Гусев показал рукой на поле: «Верно я заметил. Вон он сидит». Примерно в двух сотнях метров от нас на траве сидел подранок. Он тоже проснулся и пристально смотрел в нашу сторону. - Твой, Лёня? - Мой … Вы же всех своих добрали, а я в темноте не нашёл. Вот он и сидит там с вечера. Ждёт меня. Поставив железную кружку ближе к огню, Лёня застегнул молнию на куртке, натянул перчатки и, как-то не уверенно сказал: «Пойду, подберу…», и почему-то без ружья, Гусев пошел за своим гусём, тяжело проваливаясь в жирном чернозёме. Гусь покорно сидел не шелохнувшись ровно до того момента, пока Лёнька не протянул к нему руки, что бы схватить его. Казалось бы, готовый отдаться на милость стрелка, он махнул крылом, второе беспомощно висело, и выпорхнул из-под Лёнькиных объятий. Поняв, что так просто птица в руки не дастся, охотник решил взять её решительностью и упрямством. Раненная птица садилась, безоружный охотник подходил, чего-то выжидал, затем неожиданно бросался на свою жертву, но она ухитрялась выскользнуть из рук, при этом гортанно крича. Мы смотрели за этой картиной со стороны и как футбольные болельщики выкрикивали свои реплики и советы. Наконец-то Лёнька изловчился и схватил гуся за лапу, затем за вторую, но птица не сдавалась. Она умудрялась извернуться и ущипнуть противника. Видимо этим доставляла сильную боль, которую Лёнька терпел, матерился, но добычу из рук не выпускал. Когда же он сунул гуся под мышку и постарался схватить за шею, гусь озлобился больше и несколько раз, прицельно, ущипнул Лёньку за лицо. - Шею ему ломай,- кричал Тимур. Леня вернулся в посадки вымотанный и безрадостный. Лицо его было в багровых пятнах от злобных укусов. Почему-то он не закончил поимку подранка обычным финалом, а зачем-то сунул его в пустой мешок из-под спальника, оставив торчать шипящую голову на длинной изворотливой шее. В грязной одежде, покусанный и сильно раздражённый, он устало плюхнулся в кресло у костра. - И чего я ружьё не взял. Так пристрелил бы и всё… Теперь жалко его… Силища какая! Думал, он здоровым крылом мне руку сломает… Щиплется больно, даже через одежду. А, за щёку прикусил так, что чуть не заорал… Теперь точно синяк будет. Клок волос вырвал. Вот взял бы ружьё, так не задумываясь добил бы, а когда в руки взял, жалко стало. Бьётся, дрожит от страха…Я, Похоже, крыло ему отстрелил. Остальное всё цело. - И, что будешь с ним делать теперь? - поинтересовался Тимур. - Теперь не знаю… В ветеринарку повезу, - вдруг радостно выдал своё решение наш товарищ. Допив, наскоро, оставленную у огня кружку чая, Леонид пошёл к машине. Сбросив с себя вымазанную в чернозёме одежду, он с удовольствием переоделся в чистые джинсы и рубашку. Побросав в кузов пикапа свой охотничий скарб, одев, на всякий случай, перчатки, ловко схватил гуся за шею и бережно поднял его с земли. Но тот принялся снова кричать и вырываться, стараясь изо всех своих сил, выбраться из мешка. Однако застёгнутый карабин надёжно держал птичий напор. На другом конце поля снова начали стрелять. Поняв, что решение принято, мы наскоро попрощались и пошли на позиции, а Гусев, поехал до ближайшего города. Через несколько недель, после этой охоты, я заехал к Лёне. Было, по-летнему, тепло и деревья выбросив из почек мягкую листву, наслаждались дуновениями слабого ветерка. Лёня сидел на веранде. На маленьком столике стоял бокал пенного пива. По правую руку лежал Шуй, немецкий дратхаар. По левую, втянув голову под крыло, расположился гусь. Заслышав мои шаги, оба оживились. Шуй подбежал здороваться, а гусь насторожился, высоко подняв голову, вытянул шею во всю длину. - Не улетает? – удивился я. - Куда ему лететь? Ему в клинике оттяпали пол крыла, которое я зацепил. Теперь вряд ли когда полетит. У нас будет жить. Так сказать получил пожизненный пансион за мой плохой выстрел. Гусь с моим приходом обеспокоился и отсел в дальний угол веранды. - Веня, Венечка… не бойся… свои. Попадись ты под его выстрел, не сидел бы с нами на солнышке, а лежал бы в морозилке. Повезло тебе, парень. - Понятно…, - заметил я вслух - легавую привезли из Шуи, назвал Шуй. Гуся привез из Венёва, назвал Веней. И правильно. Географические клички мне нравятся. - Ну, а что заморачиваться, спрашивается? Зато есть какая-то связь и много воспоминаний так нужных нам в жизни. - А ты, Лёня, откуда родом будешь? Уж не из Гуся ли Хрустального? - Нет. Я из Кисловодска.
  12. Случаются на охоте истории, которые на долго врезаются в память. Иногда смешные, бывают и трагические, но бывают случайности, которые не знаю к чему отнести. Такая вот история приключилась со мной на вальдшнепиной тяге. Мне кажется, что весенняя охота на вальдшнепа всегда была и останется, чем-то вроде Нового года. Меняются поколения, а она всегда долгожданна, как у ветеранов, так и у начинающих. Суббота, о которой охотники мечтают и думают с первыми весенними капелями. Готовятся и собираются в давно сложившиеся дружеские команды, чтобы не столько чего-то добыть, а просто посидеть, где-то, на разведанной, когда-то поляне у костра и надышаться полной грудью влажным весенним воздухом и ароматной горечью дымного костра. Со временем и добыча не важна. Важнее после зимы оказаться в пробуждающемся весеннем лесу, разбуженном возбуждёнными птичьими голосами. Вдохнуть воздуха не обжигающего, морозного, а ароматного, тёплого, идущего волнами, которые легко уловимы. Как водится, преодолев слякотную грязь колхозной пахоты, мы с Августом с облегчением ступили на лесную тропу. Местами ещё лежал снег, о который я счистил налипшую грязь с сапог. А лес гомонил на все лады. И земля, освободившись от снега и, уставшая от холода, нежится под тёплыми лучами солнца и благоухает каждой отогретой травинкой и островком мха. Такое пробуждение веселило всех. Даже крылатые мошки дружно роились, купаясь в потоках воздушного тепла. Пёс мой, обработанный спреями и затянутый вонючим ошейником от клещей, портил прелесть весеннего леса, но без этого уже не обойтись. За многие годы он привык различать своё назначение на охотах. Просторы полей для него любимая стихия. На болотах тоже интересно. В лесу совсем не так. Найдя ему коврик слежавшейся прошлогодней листвы, скомандовал сесть. Пробездельничав всю зиму без дела «на печи» теперь, он находился на вершине своего пионерского счастья. Ему хочется носиться по зарослям кустарников. Ломать камыши, но, зная, что меня это может сильно разозлить, старается слушаться. Выставив морду к верхушкам деревьев, читает свою лесную новостную газету. Жадно пропуская сквозь влажные ноздри воздушные струйки, он лучше меня знает о всех присутствующих на сотни метров. Иногда увлечённый своими исследованиями, он украдкой пытается незаметно проползти куда-то манимый запахами, но мой строгий вопрос,- «куда???» каждый раз возвращает его обратно, виновато повиливая хвостом. Понимая его сдержанность, я глажу его, как кота за ухом и успокаиваю. Заодно и проверяю,- не ползёт ли какая сволочь готовая впиться в шкуру и, не дай Бог занести страшный вирус пироплазмоза. Солнце, ещё недавно, висевшее над верхушками деревьев, потеряло опору и пошло вниз красным шаром, путаясь в голых ветвях деревьев. Я достал из патронташа пару патронов и зарядился. Август от бряцанья затвора снова засуетился и принялся нетерпеливо скулить, показывая всем существом, что готов и терпение на исходе, а издевательское ожидание мучительно бесконечно. Но внимание моё приковано к происходящему над просекой. Я разведал её давно и знаю, что по ней вот-вот потянет вальдшнеп. Полетит обозначая свой полёт знакомыми позывными, забыв о всякой осторожности. Приходится несколько раз одёрнуть собаку, заставив подчиниться и вспомнить команды. Теперь уже, поняв, на чём сосредоточенно моё внимание, он угомонился и, смешно, расставив задние лапы, устремил свой внимательный взор в темнеющее над лесом небо. Такая охота, как и другие, не бывает однообразной. После неё никогда не чувствуешь досады от неудачи. Даже то, что, где-то рядом пролетел этот кулик, призывно хоркая, озвучивая своё появление для всех самочек в округе, уже доставляет удовольствие. Понимая, не только на каких звуках я сосредоточен, но и отличая, как шумят в полёте крылья, Август знает раньше меня о приближении птицы и показывает об этом своим беспокойством. Он азартен. Достаточно внимательно наблюдать за его поведением, чтобы понять,- вот он,- где-то рядом. В погружающемся в сумеречную близорукость лесу добавились призывные крики ещё одинокой птицы. Настойчивые и почти поющие нагоняли какое-то беспокойство. Было в них, что-то потустороннее. Необъяснимо страшное. Эти крики, то приближались совсем близко, то уходили в глубь леса. Истошные и пронзительные, они меня отвлекали. И собака на них реагировала нервно. И вот долгожданный, пронзительный «цвырк». Сначала вдалеке, а через мгновения ближе. И сам почти паря, с лёгкими взмахами крыльев, вытянув голову длинным клювом к земле, выискивая самочку. Пёс мой, как и я вцепился всем своим собачьим вниманием в летящую цель. Стараясь не опозориться, я прицелился и выстрелил. Было видно, что зацепил. Второй выстрел оказался точнее и полёт перешёл в падение. - Принеси,- зачем-то скомандовал я, прекрасно зная, что, за много лет так и не отучил его от, так называемой, «автоподачи». Он мигом оказался на месте падения и, прижав добычу к земле, жёстко схватил её всей челюстью. - Аккуратно…аккуратно… Дай до дома довезти вальдшнепа, а не жёванные перья,- почти умолял я его. Он послушался и бросил на землю взъерошенный комок. Всё еще ожидая, что птица может ожить и полететь. Тогда он сможет на полных правах прихватить её разок. Я не мешкая забираю нашу общую добычу и прячу в ягдташ. Август скачет вокруг. Тычется носом в охотничью сумку. Хочет продолжения игры. - Ну ладно. Начало хорошее. Теперь можно и промазать, если что… подумал я. Этот вылетел на выстрел удобно и замечен был заранее, хотя, при всех удачных ситуациях бывает и обратное. Вскоре протянул ещё… и ещё… но появлялись они из-за высоких берёз и не желая лететь по вырубке, скрывались над лесом унося дальше свои посвисты. Уже, почти, стемнело. С темнотой похолодало. Влажный воздух просочился под одежду. - Пора домой, сообщил я своему псу. Разрядится решил на выходе из леса и мы, не спеша почти на ощупь пошли к дому. Я, тайно надеялся, что ещё налетит птичка, как боковым взором заметил оторвавшиеся от деревьев парящие крылья. Резко вскинулся и, не целясь выстрелил. Было видно, что попал, только в последние секунды дошло, что это не вальдшнеп, а, кто-то другой. Резко и громко одёрнул собаку. Да так, что она и легла напуганная такой переменой. Пристегнув поводок, обмотал вокруг ближайшей берёзки и пошёл искать, включив фонарик. Метрах в двадцати увидел отблески огромных горящих глаз. Два круглых катафота глядящих на меня из сухой травы. Мы удивлённо смотрели друг на друга. Я соображал, что делать, причитая и обзывая себя разными словами, словно это могло что-то исправить. О чём думала птица не знаю, но страха не было. - Вот дурень…Совёнка сбил. Так и раньше бывало, что в сумерках эти птицы пролетают иногда совсем близко. Чуть ли не над головой. Даже приседал, опасаясь, что, приняв за добычу, сядет и вцепиться острыми когтями в голову. Но до этого различал и в последний момент отводил ружьё. В этот раз всё прошло быстро. На автомате. Птица была жива. Ослеплённая ярким светом спокойно сидела, уставившись в луч. Я протянул нерешительно руку в перчатке. Она поймала движение и затрепыхалась, громко щёлкая загнутым, как меч янычара, клювом. Одно крыло цело, другое болталось. - Крыло перебил. Понял я. Досада одолела меня ещё сильнее и чувство вины за такую оплошность. Долго не раздумывая, расстегнул ворот куртки и включив фонарик, снова ослепил бедолагу. Напуганный ярким лучом, и не способный взлететь, он застыл. Быстро занеся руку ссади, я взял его крепко в ладонь и не дав опомниться сунул за пазуху и застегнул молнию. Там он послушно затих и даже не пытался вырваться или, как-то сопротивляться. Быстро собравшись мы вышли на тропинку и зашагали к дому. Пёс мой умирал от любопытства, но я не давал ему воли. Так, почти бегом, добрались до дома. Жена шутками встретила нас, как двух неудачников, но увидев вальдшнепа подшучивать перестала. Тогда я, после хорошей новости сообщил ей плохую новость. Слегка приоткрыв застёжку на куртке, удостоверил, что не шучу. Из складок одежды на неё смотрели огромные глаза на плоской, как блюдце пернатой голове. Голова воинственно щёлкнула разок. Если дома нет подходящей литературы по оказанию первой помощи и уходу за подраненной совой, то на помощь пришёл «Ok,Google». Инструкция по уходу за совой со сломанным или перебитым, как в нашем случае, крылом прилагалась. «Нужно сунуть её в носок. Предварительно отрезав у носка носок. Таким образом успокоить и зафиксировать перелом». Сделать это оказалось не сложнее, чем натянуть его себе на ногу. Надо было лишь остерегаться зловредного лязгающего клюва. Выдвинув бельевой ящик, я поискал носок, который не жалко. Отсёк ножом лишнее и получился хороший эластичный бандаж. Больной не сопротивлялся, а оказавшись в усмирительной рубашке, даже успокоился. Торчащая из трикотажа голова любопытно вылупленными глазищами крутилась, как нам казалось, на все 360 градусов. Я не находил себе места от такой оплошности, а жена, не тратя времени, продолжала изучать тему дальше. Что может прийти в голову женщине после оказания первой помощи? Догадаетесь сами? Не догадались. А всё очень просто. Оставив меня ненадолго, с больным, она вернулась с маникюрным рейсфедером и нарубленной цыплятиной, которая ждала меня на ужин после охоты, но не успела зажариться. Подцепив щипцами кусочек мякоти, она поднесла его к голове с глазами. Голова без промедления щёлкнула мощным клювом и проглотила угощение. Он вообще на всё происходящее реагировал щёлкающим клювом, которым пытался схватить всё, что двигалось ближе 10-ти сантиметров. Несмотря на серьёзную рану, аппетит у раненного оказался отменный. Цыплячья грудка поглотилась за несколько минут. Только успевали подносить мясные обрезки. Решили не перекармливать. Вдруг у него булимия от пережитого. Поили из шприца. Пил хорошо, пытаясь отщипнуть кусочек от пластикового носика. Следующее утро началось с визита в местную ветклинику, но там наотрез отказались даже впускать на порог дикую птицу. Предложили клинику в соседней Калужской области. Километров 120 от дома. Созвонились. Но и там снова отказали в приёме. Перенаправив в «Зелёного попугая» в Балашихе. Область была Московская, но километраж тот же. Плюс выходной трафик на дорогах. Не мешкая, быстро собрался в дорогу. Из необходимого, взял шприц для поения и воду на двоих. «Зелёный попугай» Часто бывает, что снаружи далеко от того, что внутри. Бывает лучше, но чаще,- хуже. Когда я понял, куда так спешил, то в очередной раз убедился, что реклама двигатель торговли, и, совсем не гарант качества. Под красивой вывеской была щербатая лестница в подвал. За тяжелой дверью начинался коридор с вытертыми дощатыми полами. Когда-то дворницкая, где хранились мётлы и лопаты, без лишних стараний превратили в ветеринарную клинику. Под потолком и по стенам шли магистрали канализационных и водопроводных труб, замазанных наскоро краской. Заняв очередь в кабинет орнитолога, я оказался единственным. Достав заготовленный шприц с водой, напоил щёлкающий, как дверная щеколда, клюв водой. Пил с удовольствием. Возможно и просидел бы под дверью неизвестно сколько, если бы не пошёл по кабинетам в поисках того самого орнитолога, который просто гонял чаи в служебной комнатке вроде подсобки с сотрудниками клиники. Доктор очень удивилась посетителям, но чай допила. С пациентом, которым мы так бережно обращались, она обходилась бесцеремонно, объяснив это низким болевым порогом этой птицы. Болтающееся крыло, которое мы старательно укладывали в носок, её не смущало. Всё было по-докторски. Не отвлекаясь от процедуры, она просветила меня, сообщив, что это неясыть обыкновенный. Взрослая птица, а не молодой совёнок, как я думал. Но, конечно же к семейству совиных имеет прямое отношение. - Восстановить не получится. Только ампутация. 7000-00 озвучила она стоимость услуг, стоя спиной. -Чего там ампутировать? Оно висит на честном слове. И денег таких у меня с собой нет- почти возмутился я. - Тогда 1000 руб и вы лишаетесь всяких прав на вашу птицу. - Если я не заплачу 1000 руб, вы его усыпите? - Нет. Ампутируем крыло и будет жить в вольере. - Кормить-то хоть будете? - Кормить будем. Всё так же говорила она не поворачиваясь. - А, если вам надоест его кормить, смогу я его забрать? У нас дом загородный… Конюшня… Мы бы за ним присматривали… Пытался я сохранить, если не права, то, хотя бы надежу. Удивительно, но мы за такое короткое время привыкли к этой птице. Может от чувства вины, может просто от того, что подранок оказался таким притягательным и милым. - Позвоните дня через три. Будет известно, как прошло всё и, жилец- не жилец… - Есть варианты? Может издохнуть? Спросил я. - Может. Через три дня будет ясно. Гематома большая. Милая девушка торопилась к подружкам и мои переживания её не трогали, как и других посетителей. Дав мне подписать документы, в которых значилось, что передаю птицу на попечение и отказываюсь от неё на веки вечные, девушка попросила меня покинуть кабинет. Выбор был не большой. Как-то щемило в груди. Уходить не хотелось. Я в полном расстройстве сел в машину и влившись в дорожную суету поплёлся домой. Я почти сдружился с этим совенком, которая оказалась неясытью. Позвонил жене и в подробностях рассказал, как доехал… Что сказал врач- орнитолог… И, как было тоскливо оставить его в каком-то подвале под названием «Зелёный Попугай». Время ползёт медленно, когда чего-то с нетерпением ждёшь. Но, три дня прошли, и мы позвонили. Неясыть выжил, но ситуация сильно изменилась. Для переговоров по возвращению птицы меня соединили с владельцем «Попугая». Случайный подранок вдруг возымел цену,- 23 тысячи рублей. Из чего сложились эти цифры мне хозяин положения объяснять не стал. Но мы, не имея под рукой таких денег, с другой стороны даже обрадовались, что наш неясыть не три рубля стоит в базарный день, а целых 23 тысячи. Значит не пропадёт за медный грош.